Смоленское Поозерье. Край озёр и зубров

Опубликовано 9 мая 2019 года

В субботу перед Пасхой я снова побывал на Смоленщине. C «Медиаплатформой» мы отправились на север области в национальный парк «Смоленское Поозерье».

Стояло типичное для конца апреля «девичье лето» — жара +23, солнце и сушь. Отсутствие дождей в последние недели привело к большому количеству лесных и полевых пожаров. Особенно это заметно  на Смоленской земле, где множество непаханных полей, которые полностью выгорели от поджогов сухой травы. Языки пламени, ползущие по сухой траве, несколько раз были видны из окна нашего микроавтобуса.

Национальный парк «Смоленское Поозерье» расположен на севере Смоленской области, примерно в 120 километрах от Смоленска по дорогам. Природные и культурные ландшафты здесь очень похожи на северо-восток соседней Витебщины, да и мне пару раз приходило на ум, что до нашей дачи в Витебском районе от центра нацпарка даже немного ближе, чем до Смоленска.

Автобус проехал возле города Демидов, родины всем известного артиста Юрия Никулина, и свернул с шоссе на дорогу в административный центр нацпарка — посёлок Пржевальское. Пржевальское в 1960-х годах назвали именем известного русского путешественника и натуралиста Николая Михайловича Пржевальского, прежде это было село Слобода. В 19 веке здесь находилась усадьба путешественника, где он отдыхал в перерывах между своими экспедициями по Азии. Родился он также на Смоленщине, а вот его корни по отцовской линии уже из Витебска и окрестностей. Там предки Пржевальского, род которых начался от запорожского казака Корнилы Перевальского (или Паровальского), служили в войске польского короля и даже получили свой шляхетский герб в качестве награды за участие в войне с Московским государством. Всё, а особенно привилегированные слои населения вроде шляхты, в Речи Посполитой постепенно полонизировалось, так и Перевальские стали Пржевальскими, да из православия перешли в католицизм. Многое изменилось для части Пржевальских, когда Витебская земля вошла в состав России в конце 18 века. Дед путешественника Казимир Пржевальский бежал из полоцкой иезуитской школы и принял православную веру, получив имя Кузьма. Его сын Михаил, отец путешественника, служил в русской армии и участвовал в подавлении польского восстания 1830-31 годов. Сам Николай Михайлович тоже пошёл по военной линии и даже поучаствовал в усмирении другого польского восстания — 1863-64 годов, но стал известен именно как путешественник и натуралист. Хотя, как сказал наш экскурсовод Михаил, «Пржевальского все знают как лошадь». И если с последней мы познакомились, то побывать в самом Пржевальском и посетить дом-музей исследователя Азии не довелось — за один день всё интересное в тех местах не осмотришь, а наша программа была нацелена на общение с природой.

3. Озеро Сапшо и остров Любви.

4.

После перекуса на берегу красивейшего озера Сапшо, мы на автобусе отправились на юг национального парка, в самую глушь. Прямой стрелой шла на юг гравийная дорога типа «стиральная доска», не позволяя развить скорость более 30 километров в час. По бокам оставались немногочисленные вымирающие деревни. От многих селений уже почти ничего не осталось, кроме забытых развалин в зарослях наступающего леса. Проблема быстрого вымирания деревень особенно актуальна и для севера Витебской области, это тоже роднит два соседних региона.

В 2015 году в «Смоленское Поозерье» привезли первых двух зубров из Ярославского зоопарка. Затем были «поставки» из Орловщины, Подмосковья и Беларуси, и зубров тут стало больше двадцати. Большая часть этих животных теперь живёт на воле, и мы внимательно вглядывались в обступающую дорогу чащу, надеясь увидеть могучих лесных быков.

5. Одна из деревень по пути к зубрам.

В деревни Воробьи путь повернул на восток, ещё через 6 километров проехали через живую деревню Корево. Слева промелькнул указатель на городище Вержавск — исчезнувший древнерусский город, по своим размерам уступавший в этих краях  лишь Смоленску. И тут автобус остановился — приехали.

6. Дом в деревне Воробьи

Нас встретил мужчина средних лет в камуфляже — охотинспектор Виталий Зенковский. Он долгое время жил в Санкт-Петербурге, где занимался бизнесом. В один прекрасный момент понял, что такая жизнь не приносит ему счастья и переехал сюда, в смоленскую глушь. Теперь живёт вместе с семьёй и множеством домашних животных в соседнем Корево. Но главные животные здесь, конечно, зубры. К вольеру с которыми мы и отправились.

Почти все смоленские зубры живут в лесу, лишь приходя подкормиться. Однако бывший житель ярославского зоопарка бык Ярослав и юная однорогая зубрица Смурка предпочитают лесу общество людей. Когда мы подошли к ограждению вольера, Ярик, как его уменьшительно зовут здесь, лёжа отдыхал неподалёку. Однако, увидев гостей, он шумно поднялся и бодро поскакал к людям. Ведь люди это источник яблок и морковки, лакомства по сравнению с обычным меню из овса и сена.

7. Мощный зубр Ярослав ещё отдыхает

8. Но уже пора подкормиться!

9. Зубрица-подросток Смурка заметно меньше

10.

11. Ярослав

12. Добрый бычок, но гладить нужно осторожно — головой махнёт и руку случайно переломит. Ещё бы, ведь весит он 800 килограмм, а в день съедает 50 килограмм овса и сена.

13. Виталий Зенковский — главный смотритель за зубрами

14.

15. Это не лёд, как может показаться, а соль — источник необходимых организму зубра микроэлементов.

16. Зубра можно «усыновить» — финансировать его содержание. Этим в «Смоленском Поозерье» занимаются богатые горожане и организации.

После кормления зубров на автобусе вернулись в соседнюю деревню Корево, чтобы познакомиться с обитателями усадьбы «Коревское подворье» Виталия Зенковского. А у него дома и во дворе живут 16 кошек, три собаки. две лошади, свиньи, куры и гуси. Но главное внимание было привлечено к водоплавающей птице чомге, которую Зенковские зимой спасли от смерти, и к Чубакке — крупной собаке породы зенненхунд, для которой главной радостью жизни являются дружеские объятия с человеком.

17. Собака-обнимака Чубакка — ну, похожа, ведь, да?

18. Усадьба Зенковских непритязательна, но здесь весело.

19. Коты

20. Но свинье в загоне, наверное, грустно…

21. Да и Чубакка завистливо смотрит, когда…

22. …в центре внимания не она, а водоплавающая птица чомга.

23. Дикая уточка, но уже обжилась в доме, привыкла к людям и никого не боится.

24. Хозяин с конём

24а. Зенковские подарили нам свежие гусиные яйца. Одно из них привёз домой и я. Вот оно, слева от куриного.

 

25. Почта развозила посылки сельчанам, одну из них доставила и Виталию Зенковскому.

Также в деревне Корево находится ещё одна достопримечательность — изба, где во время Великой Отечественной войны находился штаб партизанского соединения «Батя», которым руководил Никифор Коляда («Батя» его псевдоним). В этом же здании тогда работала выездная редакция газеты «Комсомольская правда».

26.

27. У «Бати» была непростая судьба. В разгар войны, в 1942 году, его арестовали и осудили на 20 лет лагерей за якобы мародёрство среди мирных жителей и подрыв авторитета советской власти. Отсидел из них 12. После смерти Сталина освобождён и реабилитирован. Но недолго прожил, через год, в 1955 году умер от инфаркта.

28.

Вечерело и нам нужно было возвращаться в Смоленск. По дороге заехали на смотровую площадку у озера Сапшо. Очень красивое место, которое по живописности открывающегося вида я могу сравнить лишь с видом с горы Маяк на Браславских озёрах.

29. Озеро Сапшо. Пржевальский называл его «Байкалом в миниатюре»

30.

Последним ярким впечатлением дня было посещение вольера с лошадьми Пржевальского. В 1878 году Николай Пржевальский путешествовал по Средней Азии и на российско-китайской границе получил в подарок от купца шкуру и череп местной дикой лошади. Подарки были отправлены путешественником в Санкт-Петербург, где их исследовали. Результаты изучения этих останков дали понять, что лошадь относилась к неизвестным доселе видам животным. Новому виду лошадей было присвоено имя Пржевальского.

31. Невысокие лошадки

32.

33.

Дикие лошади Пржевальского вымерли в 20 веке, последний раз в природе их видели в 1969 году в Монголии. Сейчас в мировых зоопарках и заповедниках живёт около 2 тысяч особей этого вида. Все они являются потомками 11 диких лошадей Пржевальского, выловленных в начале 20 века, и одной домашней лошади. Последнее обстоятельство говорит о том, что современные лошади Пржевальского генетически не совсем те дикие скакуны, что жили когда-то в степях Центральной Азии…

34. Псс, морковка есть? А если найду?

С Днём Победы, друзья!

comments powered by HyperComments