Соловки. По острову и на материк

Опубликовано 12 ноября 2018 года

Тихая белая ночь на Соловецком была первой в моей жизни ночью на острове. Проснулся в квартире, где повсюду иконы, кресты и книги православной тематики — хозяйка, несмотря на молодость, воцерковлённая верующая. И там это воспринималось вполне обыденно.

Пароход на материк отходил в 4 часа пополудни, а потому у меня был почти целый день для прогулок по острову.  Сначала, чтобы не слоняться по Большому Соловецкому без цели, я таковою установил Переговорный камень у одноимённого мыса в 2 километрах от посёлка.

По острову проложено несколько грунтовых дорог. Я двинулся по той, что уходит из посёлка к мысу Печак на южной оконечности острова. Природа Соловков это невысокие ели и низкие искривлённые берёзки, порой переплетённые между собой, чтобы было легче стремиться к северному солнцу. Дневное светило Севера коварно — в тот день я успел обгореть за несколько часов прогулки, хотя уже и был загорелым от более южного белорусского солнца. Связано это с тонкой в этих широтах атмосферной оболочкой, которая обеспечивает защиту от ультрафиолетовых лучей. Соловки считаются районом Крайнего Севера и по местным меркам было тепло — около 15 градусов.

2. Ручей у посёлка, впадающий в вытянутую и мелководную Кислую губу Соловецкого залива.

3. Всехсвятская часовня у поселкового кладбища. Некрополь непримечательный, с захоронениями советского периода, и выделяется лишь братской могилой перезахоронённых узников СЛОНа.

4.

5.

6. Почва Соловецких островов камениста — наследие когда-то прошедшего ледника. Где нет леса, там болота или озёра, соединённые с морем ручьями.

Узкая песчаная дорога, извиваясь и несколько раз раздвоившись, через полчаса привела к берегу моря. В десятке метров от воды лежала каменная плита с текстом, среди трудноразличимых слов которого, в глаза бросалась дата — 1854 год.  События Крымской войны 1853-56 годов происходили не только в Крыму на юге страны, но и здесь у стен северного Соловецкого монастыря. В 1854 году англичане явились к стенам монастыря на двух паровых фрегатах и два дня безуспешно обстреливали обитель, принуждая сдаться. На следующий год британцы ещё несколько раз подходили к Соловкам, но не прибегали к обстрелам, а лишь требовали у монастыря скот для собственного пропитания. Даже предлагали его купить или обменять. Однако монахи отказали английским морякам. Позже на месте переговоров настоятеля монастыря и английского офицера установили памятный знак, который называют Переговорным камнем. Вообще же неудачи британцев на Соловках стали одним из немногих позитивных моментов Крымской войны, которую Россия проиграла.

7. Переговорный мыс и одноимённый камень

8. «Зри сие. Во время войны Турции, Франции, Англии, Сардинии с Россией здесь был переговор настоятеля Архим[андрита] А[лександра] с Английским офицером Антоном Н. 22 июня, в среду в 11 часов до полудня по записке начальника неприятельской военной эскадры в Белом море, требовавшего от монастыря быков (записка представлена Свят[ейшему] Синоду). После переговоров, благополучных для обители, настоятель, возвратясь в монастырь в 1 час дня, служил в тот день в Успенском соборе литургию и молебны; служба кончилась в 4 часа. В эту неделю 3 дня пост строгий был в обители и скитах и Господь в это лето не допустил воюющим нарушить иноков покой, как без милосердия они поступили в 1854. А[рхимандрит] А[лександр]».

На обратном пути в посёлок зашёл на мыс Кострище (его ещё называют мысом Лабиринтов), где находятся два лабиринта из камней. Такие лабиринты  строили древние жители Соловецких островов ещё в эпоху неолита. Назначение этих сооружений никто точно не знает, одни учёные полагают, что они связаны с религиозными верованиями, а другие считают, что это просто ловушка для ловли рыбы. Лабиринты имеют только один вход, который является и выходом. Сооружения на мысе Кострище — недавняя реконструкция, а настоящие древние лабиринты сохранились на Большом Заяцком острове.

9. Один из лабиринтов. На горизонте видны острова Кузова, которые находятся на расстоянии в 25-28 км отсюда.

После возвращения в посёлок и плотного завтрака в монастырской трапезной, я принялся исследовать посёлок Соловецкий — поселение, окружающее монастырь. Посёлок возле Преображенского монастыря появился почти одновременно с возникновением обители, в 15 веке. До советского времени селение, как и Соловецкие острова в целом, принадлежало непосредственно монастырю.

10.

Сейчас здесь живёт около 900 человек, но за счёт прибывающих паломников и туристов, людей в Соловецком больше, особенно в период навигации. В основном, посёлок застроен одно- и двухэтажными деревянными домами разного времени постройки: от 19 века до современности. Улицы здесь не асфальтированы, но на некоторой их части есть покрытие из железобетонных плит.

11. Коровы, козы, собаки и коты — привычное зрелище на улицах

12. Здесь живёт большая семья

13.

14.

Продукты и товары повседневного спроса жители покупают в нескольких ларьках и небольших магазинах. Цены на них выше, чем на «Большой земле». Также в посёлке есть небольшая больница, дизельная электростанция, банк и средняя школа.

15.

16. Магазин в одном из бывших бараков СЛОН. Большего магазина я на острове не видел.

17. Продают здесь и белорусские продукты. Удивило, что написано не Белоруссия, а конкретно «Глубокое, Витебская область». Как-будто это где-то неподалёку и всем точно известно, где это. Впрочем, Глубокский комбинат широко известен своей сгущёнкой. У нас в Витебске такая же баночка стоит 50 рублей (в пересчёте).

18. Школа, судя по всему, в довоенном здании. Велосипеды учеников, естественно, не пристёгнуты.

19. Школьный стадион

Основная часть жителей Соловецкого, очевидно, занята в туризме и сопутствующих ему областях (транспорте, например). Какой-либо заметной промышленности в посёлке, и вообще на острове, нет.

20.

21.

22. Не обошлось и без маленького «Беларуса». Зимой он убирает снег и посыпает улицы песком.

Заметной вехой в истории Соловков является СЛОН — Соловецкий лагерь особого назначения, открытый ещё в 1923 году и, фактически, просуществовавший до 1939 года. В 1927 году в лагере было 12896 человек. Среди них 73% русские, на втором месте евреи — 6%, на третьем, неожиданно, белорусы — почти 4%. 68% были крестьянами, 19% относились к мещанам. 45% были осуждены как «социально вредные и опасные элементы», 12% как контрреволюционеры, 8% за шпионаж. Уголовники, осуждённые за бандитизм, составляли прослойку в 12% от всех заключённых,  ещё 7% осудили за фальшивомонетничество. При этом 80% заключённых были осуждены на срок до 3 лет.

К югу от монастыря сохранились бараки СЛОН. В одном из них разместился музей, посвящённый истории лагеря, в другом продуктовый и промтоварный магазины, а в остальных до сих пор живут люди.

24. Бараки СЛОН 1920-х годов

25. В музее истории Соловецкого лагеря

26. Старинная монастырская дверь, послужившая входом в одну из камер.

27. Насыщенная биография у человека. Родился в Константинополе, в Одессе вёл криминальный бизнес. Попал на Соловки заключённым, вышел одним из начальников лагеря. Руководил строительством Беломорканала и БАМа.

28. Во времена СЛОНа на Соловках работала узкоколейка

29. Даёшь Европу! Нет, это не «хочу кружевные трусики и в ЕС». Это «даёшь коммунизм в Европу!»

30. Бывшие бараки СЛОН и дома в южной части посёлка.

32. Святое озеро за монастырём

33.  Бухта Благополучия, коровы и монастырь

34. Сельдяной мыс, прикрывающий бухту Благополучия с запада. Здание справа — старинный амбар для хранения гребных судов (1841 г.). Сейчас там бесплатный морской музей.

35. Самый интересный его экспонат — рабочая реплика поморской шняки

36. Вид на бухту Благополучия и Сельдяной мыс. Деревянное здание — биологическая станция, действовавшая в конце XIX века.

37. Здание Петербургской гостиницы (1841 г.) и Константиновская часовня (того же времени). Паломников и туристов на Соловках принимают уже давно.

38. Поселковый пейзаж в восточной части посёлка — почти чистый 19 век.

39. Узел связи возле почты

40. Баня 1717 года постройки. Использовалась по назначению до 1997 года!  «Когда эксплуатацию просторного валунного здания признали нерентабельной, и поселковую баню перевели в находящееся неподалеку тесное и душное бетонное помещение при котельной, получившее у жителей прозвище «Освенцим»»

41. «Сапфир» завершает очередной рейс на остров.

К двум часам дня я осмотрел посёлок и пришёл к Тамариному причалу, дожидаться свой теплоход на материк. Сидя на дощатом настиле у старого деревянного ангара для гидросамолёта, смотрел на море и слушал крики чаек. Людей вокруг было мало, только немолодая женщина подъехала на велосипеде и зашла в будку метеорологического поста —  снять показания приборов. Вдруг послышался звук авиационных двигателей — двухмоторный самолёт садился на местный аэродром. А дальше опять тишина…

42. Ангар для единственного гидросамолёта Соловецкого лагеря (построен в 1925 г.).

Около трёх часов дня из Рабочеостровска пришёл небольшой теплоход «Метель-4», который должен был стать моим транспортом на большую землю. Однако, что-то пошло не так. Я не видел, как это произошло, но «Метель» не смогла причалить к пристани и села на мель в нескольких метрах от причала. Тут же поднялся ветер, погода начинала портиться…

43. «Метель-4» на мели

У меня были все шансы опоздать на поезд, если бы не быстрые и умелые действия соловецких моряков. Уже через 10 минут на помощь «Метели» пришёл монастырский теплоходик «Святитель Филипп» и стащил неудачливую «Метель» на глубокое место. Её пассажиры наконец-то смогли сойти на берег.

44. «Святитель Филипп» стаскивает «Метель» с отмели

45. Швартовка «Метели»

46.

Уже должна была начаться наша посадка на «Метель», но её после происшествия не подали — видимо, не положено, мало ли что! И опять проявилась соловецкая оперативность — через пять минут на замену «Метели» пришёл однотипный ей «Александр Шабалин». Мы погрузились и отправились к карельским берегам по расписанию!

47. До свиданья, Соловки!

На море было небольшое волнение и наш маленький «пароходик» ощутимо болтало. Порою так, что по салону трудно было пройти, не завалившись на кого-нибудь из сидящих. Группа немецких туристов не обращала на это внимание и громко болтала в салоне, на корме мужики кормили булкой чаек, преследующих наше судно, но некоторым пассажирам было плохо — проявилась морская болезнь. К счастью, не у меня.

48. Чайка успешно ловила подбрасываемые кусочки хлеба, но съесть в полёте не могла. Хлеб падал в воду и она ныряла за ним.

До Рабочеостровска плыли два часа. Теплоход пересек широкий пролив Западная Соловецкая Салма и вошёл в акваторию группы из более сотни островов, называемых Кемскими шхерами.

49. Острова Кузова относятся к Кемским шхерам

На подходе к низким берегам Карелии уже почти не болтало. Прошли мимо часовни-декорации к известному фильму «Остров» и пришвартовались к причалу в городе Рабочеостровске, портовом спутнике районной Кеми. О-я-я, Кемска волост!

50. Вот и Карельский берег!

51. Декорация к фильму «Остров» с Петром Мамоновым

52. Наш теплоход «Александр Шабалин»

53. В Рабочеостровске расположено подворье Соловецкого монастыря

От Рабочеостровска до вокзала Кеми доехал на рейсовом городском «ПАЗике».  А ещё через полчаса забрался в плацкартный вагон поезда Москва-Мурманск, который увёз меня ещё дальше на север…

Спасибо за прочтение!

comments powered by HyperComments