Соловки. По морю в монастырь

Опубликовано 6 ноября 2018 года

Есть на свете места, куда одни люди добровольно ехали в поисках покоя и уединения, а другие попадали туда против своей воли, в долгое заключение и страдания. Соловецкие острова в Белом море — одно из этих мест. Я поехал туда по своей воле, но ненадолго: 1 ночь и полтора дня.

Мой путь на Соловки лежал из карельского города Беломорск, что стоит на Поморском берегу Белого моря в устье реки Выг. В 1429 году монахи Савватий и Герман именно от устья Выга отплыли на Большой Соловецкий остров, чтобы основать там первое монашеское поселение.  Спустя 589 лет из Беломорска на Соловки ходит теплоход «Сапфир», который и стал моим транспортом на острова.

В эти края я прибыл днём раньше поездом из Петербурга, а за день осмотрел сам город Беломорск и комплекс древних наскальных рисунков — петроглифов в его окрестностях. Отплытие теплохода на острова было назначено на восемь утра. «Уйти в море» я планировал с причала бывшего рыбного порта, хотя место отплытия в фирме,  где покупал билет на рейс, по глупости не уточнил. На сайте у них было не написано, но я где-то прочитал, что теплоход уходит из порта. Реальность оказалась иной: «Сапфир» отплывал от причала посёлка Водников на берегу Беломорканала.

От «провала всей операции» спасла хозяйка одноимённого городу хостела, где я ночевал. Она сразу сказала, что теплоход уходит теперь от посёлка Водников (где я его в тот день даже видел), уточнила этот момент по телефону и заодно заказала мне такси на утро. Так что, утром я спокойно добрался до удалённого от города причала на такси, с водителем которого успел поболтать о белорусах в Карелии и политике в Беларуси. А так бы стоял в рыбном порту и смотрел вслед уходящему вдаль теплоходу…

Мрачного вида посёлок Водников, у причала которого стоял бело-синий «Сапфир»,  стоит в нескольких километрах от Беломорска на берегу Беломорско-Балтийского канала (ББК).  227-километровый канал, расположение которого всем в СССР  было известно по пачке папирос, построен трудом более сотни тысяч заключенных ГУЛАГа всего за 20 месяцев  в 1931-33 годах. 10-12 тысяч из строителей водного пути, позволившего судам напрямик проходить из Балтийского моря в Белое, погибли.

2. «Сапфир» на берегу Беломорканала

За полчаса до отплытия скопившихся на причале пассажиров пустили на борт. Всего нас было около 25 человек, что на трёхпалубный теплоход вместимостью 250-300 человек совсем немного. Путь на Соловки из Беломорска менее популярен водного маршрута из Кеми, да и дольше в два раза.

3. Теплоход-катамаран «Сапфир» построен в Польше в 1982 году. Там до 2006 года он в Польше и эксплуатировался. Под таким же названием, только на польском языке — «Szafir».

Плавание к Соловецким островам началось с двух финальных километров ББК и прохода через его последний 19-й шлюз. Было в этом что-то символическое — плыть по каналу, прорытому нелёгким, и порой смертельным, трудом тысяч заключённых в один из главных духовных центров России.

4. Последний километр ББК

Наконец зашли в камеру шлюза. Шлюзовые ворота закрылись и вода в камере начала сливаться, а наш теплоход медленно опускаться к уровню моря. Длился этот процесс минут 10, после чего выход в Белое море был открыт.

5. 19-й шлюз канала, после него — Белое море. Фотографировать шлюзы здесь запрещено, поэтому снимки прохода через него публиковать не буду, чтобы судовладелец не получил лишнюю возможность попасть под штраф (представительница фирмы сообщила мне, что штрафовать за фотографирование шлюза пытаются именно судовладельца). На мой взгляд, запрет на фото в таких местах совершенно устарел в век, когда «каждая кофеварка» обладает фотовидеокамерой. Даже не нужно засылать никаких шпионов, чтобы узнать устройство и состояние шлюза. Пассажиры все равно группой стоят на борту на борту и снимают операцию прохода через шлюз, а потом многие из них, конечно, выкладывают результат в социальные сети. И так день за днём.

«Сапфир» стал набирать ход, проходя мимо молов и волноломов Сорокской губы, защищающих причалы Беломорска от волнения. Но море было спокойным, а погода хоть и прохладной, но не пасмурной.

Прошли Беломорский порт, где я собирался садиться на теплоход, и вскоре оказались в открытом море, или как говорили поморы, на голомяни. Для меня это было впервые в жизни. Впрочем, Онежский залив Белого моря полон островами и не было такого случая, чтобы в момент обозревания горизонта я не видел какие-либо из них.

6. Порт выглядит совершенно заброшенным, но вроде бы его выкупили москвичи и есть какие-то перспективы развития.

От Беломорска до Большого Соловецкого острова около 80 километров (хотя тут уже лучше указывать мили), четыре часа ходу. Это время пассажиры проводили и на открытой палубе, и в салоне. А самую организованную их часть ещё и покормили в кафе на борту. Постоянно находится снаружи было тяжело, холодный ветер быстро заставлял возвращаться в салон. Но утро передавало полномочия дню и становилось всё теплее.

7.

8.

И вот на горизонте, где-то на северо-востоке, появилась очень тонкая, но широкая полоска земли — Большой Соловецкий остров. Ещё минут через 40 на этой полосе можно было различить белое пятно — стены Соловецкого монастыря, одной из главных святынь Русского Севера.

9. Прямо по курсу — Соловецкий остров!

Полоса всё расширялась, а пятно обретало форму. В начале первого мы прошли возле Заяцких островов — спутников Соловецкого острова, через 20 минут зашли в бухту Благополучия и в 12-50 ошвартовались у Тамариного причала.

10. Справа — Заяцкие острова, слева — Большой Соловецкий.

11. Тамарин причал. Впереди пришвартован теплоход «Василий Косяков», курсирующий между Соловками и Кемью (Рабочеостровском).

Так я попал в Архангельскую область. Географически Соловки находятся примерно на равном удалении от «большой земли» Карелии и Архангельщины. Однако карельский берег более-менее населён и пронизан магистральными железной и автомобильной дорогами, а архангельский это глухие и почти безлюдные места, куда добраться можно только редким рейсовым теплоходом, курсирующим между Архангельском и Соловками. С карельской стороны на Соловецкие острова ежедневно (во время навигации) ходят теплоходы из Кеми и Беломорска. Однако несмотря на лучшую связь с Карелией, административно острова относятся к Архангельской области. Помимо упомянутого теплохода, из столицы Архангельского региона на местный аэродром летает самолёт, и его мне тоже довелось увидеть.

Сошёл на берег и пошёл к монастырю, что виднелся примерно в километре от пристани. Соловецкий посёлок, окружающий обитель, внешне неказист, но не производит впечатления захудалого и умирающего. Благоустройства и порядка там не хватает, однако чувствуется активная жизнь. И немалую роль в создании этого чувства играют паломники и туристы, массово прибывающие в монастырь.

12. Типичный вид Соловецкого посёлка, таким он и открылся мне после схода на берег. Одно- и двухэтажные деревянные дома, УАЗ-«буханка»  на дороге из бетонных плит да монастырь на фоне всего этого.

Монастырь, несомненно, сердце и стержень Соловков. Только благодаря ему здесь есть заметная жизнь людей. Основан он был ещё в 1436 году монахами Зосимой и Германом из Новгородской республики, к которой тогда относились эти земли. Через сто с лишним лет его храмы стали каменными, а в конце 16 века обитель обрела мощные каменные, по-настоящему северные, стены и башни. Они неоднократно помогали насельникам монастыря обороняться: от шведов, англичан и даже от войск русского царя, когда монахи монастыря не приняли церковную реформу патриарха Никона и примкнули к расколу.

13.

На некоторых советских картах посёлок Соловецкий с монастырём подписан как «Кремль». Кремлёвским также называлось 1-е отделение СЛОН — Соловецкого лагеря особого назначения, одного из первых советских исправительно-трудовых лагерей. До советского периода, кремлём Соловецкий монастырь, вроде бы, не называли, но название это вполне справедливое — толщина соловецких стен достигает семи метров, а отдельные камни, из которых они сложены, имеют массу более 11 тонн.

14. Для защиты от нападения и обеспечения водой, монастырь построили на узком перешейке между бухтой Благополучия Белого моря и небольшим пресным Святым озером. Вид со стороны оз. Святого.

15. Белая башня монастырской крепости. Высота башен, а всего их восемь, 30-34 метра (9-10-этажный дом).

В стенах Спасо-Преображенского монастыря бывает людно, когда приходит теплоход с материка. А в остальное время здесь не очень много людей, после осмотра монастыря и обеда в местной трапезной туристы разбредаются по острову. Насельников же в обители немного.

16. Святые ворота — главный вход в монастырь.

17. Спасо-Преображенский собор (1558—1566 гг.), главный храм обители, выглядит тоже как крепость. Русская северная мощь.

18. Своды собора держатся на двух толстенных столбах, толщина стен здесь тоже до 5 метров.

19. Слева, где лестница на второй ярус, древнейшее каменное здание монастыря — Успенская церковь с трапезной (1552—1557 гг.). Правее поздняя колокольня (кон 18 в.) и Никольская церковь (1830-е).

20. Успенская церковь с южной стороны. Эти древнейшие храмы, Успенский и Преображенский, были построены при игумене Филиппе (Фёдоре Колычёве), который внёс наиболее весомый вклад в развитие монастыря. Позднее, Филипп стал митрополитом Московским и всея Руси, но вступил в конфронтацию с Иваном Грозным из-за неприятия опричнины. Был сослан царём в монастырь (не этот), где его убил опричник Малюта Скуратов. 

В монастыре проводятся реставрационные работы. У одного из рабочих на снимке я спросил разрешения зайти внутрь первого этажа храма (там были разные хоз. службы в своё время). Он сразу бросил все свои дела и побежал показывать мне интерьер помещений, кратко рассказывая где и что было.

21. Поднялся на второй этаж комплекса Успенской церкви и трапезной. Ходил тут в совершенном одиночестве, что было здорово. Братская трапезная находилась в одностолпной палате площадью 482 кв. метра! Это лишь на несколько метров меньше, чем площадь известной Грановитой палаты Московского Кремля.

22.

23. Вид с галереи на втором ярусе на Благовещенскую церковь 1601 года (под ней Святые ворота). Маленький и, по ощущениям, самый намоленный храм монастыря.

24. У стен Преображенского собора остатки некрополя (скорее, собрание сохранившихся надгробных плит), где хоронили игуменов и других выдающихся людей, связанных с монастырём. Среди них последний атаман Запорожской Сечи Пётр Калнышевский, который в 85-летнем возрасте был арестован при ликвидации Запорожской Сечи и сослан в Соловецкий монастырь. В 110 лет был помилован царём, но остался на Соловках по своей воле (был монахом к тому времени), где прожил ещё два года и умер на 113 году жизни. Сохранилась надгробная плита атаману, а в 2004 году рядом поставили памятник.

25. Застолбить местечко среди могил выдающихся людей решили и какие-то Боря с Толей…

26. В южном дворике обители раньше находилась водяная мельница (на фото справа), которая работала за счёт энергии воды канала, соединяющего Святое озеро и бухту Благополучия. 

27. Вообще водой озера монахи пользовались активно. Был и здесь и водопровод из таких вот труб:

28. А это малокалиберные пушки, которыми монахи отстреливались от англичан, безуспешно обстреливавших монастырь в Крымскую войну.

29. Водяная мельница с другой стороны, а слева видна церковь святителя Филиппа (кон. 18 века). В честь того самого, Колычёва.

30. Из южного дворика попал в узкий проход между западной крепостной стеной и Благовещенским корпусом. Там здорово повеяло древностью и какой-то тайной.

31. Иду назад

31а. Зашёл в одну из башен. Можно оценить толщину стен.

32. Прохожу вдоль восточной стены

33. Попадаю в северный дворик. По середине кадра — портная и чоботная палата (1642 г), а позади, с куполами — иконописная палата. Там в 18-19 веках находился острог, где содержались заключенные, присланные на Соловки. В 1903 году тюрьму закрыли и разместили там больницу да храм в честь иконы Божией матери «Утоли моя печали».

34. Ну а теперь пора на обед!

Продукты в магазинчиках Соловков стоят заметно больше, чем на Большой земле, но в трапезной монастыря можно сытно поесть на небольшую сумму в 200-300 рублей. Много рыбных блюд, большие порции. Идти в трапезную лучше до обеда или ближе к вечеру, а иначе можно попасть на очередь человек в 30.

35. Всё просто, но уютно

36. Теперь можно погулять и возле монастыря. Это монастырский док, который теперь используется для стоянки моторных лодок. В него впадают воды двух каналов из Святого озера: один проходит через монастырскую мельницу, а второй питал местную гидроэлектростанцию, которая была одной из первых в России (построена в 1909 году). Сейчас от неё остались лишь руины.

37. А вот так док, электростанция и монастырь выглядели в 1920-х годах, когда на Соловках был СЛОН.

38. Неподалёку от южной стены обители монастырское кладбище для простых монахов, но в советское время оно было полностью уничтожено. Сейчас здесь вновь хоронят насельников монастыря.

39. Набережная бухты Благополучия, Святые ворота и часовня Александра Невского. В одном из домов на заднем плане я ночевал.

40. Монастырская пристань.

41. Монастырский теплоход «Святитель Филипп» я ещё увижу в качестве судна-спасателя на следующий день.

Ночевал я в обычной квартире в двухэтажном деревянном доме в 250 метрах от монастыря. Прихожу вечером, захожу в подъезд (домофонов, понятное дело, нет). Звоню в нужную квартиру, но никто не отвечает. Тогда звоню по телефону, указанному здесь же. Отвечает девушка-хозяйка, объясняет, как попасть в квартиру. Так вот, попадание это заключается в том, чтобы открыть ящичек на лестничной площадке и взять там ключ от квартиры, висящий на гвоздике! Беру ключ, дёргаю сначала дверь, а она.. открыта! Но за ней вторая дверь. Может её нужно открыть? Нет, она тоже оказалась открыта (просто другие постояльцы были в квартире, в своей комнате). Вот так там живут :)

С несколько похожей ситуацией я столкнулся и позже в Кировске Мурманской области. Хозяин квартиры по телефону объяснил, что ключ надо взять у соседки. Спрашиваю, а как вам деньги передать? Отвечает: а оставьте на столике, когда будете уходить!

В следующий раз расскажу о посёлке Соловецкий, СЛОН, природе Соловков и возвращении на материк.

comments powered by HyperComments