Из Львова в прикарпатскую глубинку

Опубликовано 13 ноября 2017 года

Утром третьего дня пребывания во Львове я покинул хостел на улице Бандеры и отправился в Старый город. Сел на трамвай-”двоечку” возле Львовской политехники, ностальгически прокомпостировал талончик за две гривны (4,5 росс. рубля) и, проехав через площадь Рынок в центре Старого города, вышел на Соборной площади, что там неподалёку.

1. Трамвай Львова действует с 1894 года и имеет узкую колею — 1000 мм. В основном на линиях работают Татры КТ4 и есть несколько современных львовских «Электронов». Старые кругломордые Татры Т4 все списаны.

Погулял до старинным кварталам, зашёл в музей в каменице Корнякта, который накануне был закрыт. На втором этаже здания в семнадцатом веке жил польский король Ян Третий Собесский. В 1686 году в одной из не очень больших комнат нынешнего музея он подписал “Вечный мир” с Россией, который был заключён в Москве его послами. По этому договору Киев, Левобережная Украина и Смоленск навсегда признавались за Россией, а Белая Русь с родным моим Витебском оставалась в Речи Посполитой. Как показала история — ещё на 86 лет.

2. Тронный зал дворца Корнякта (16 век). Именно здесь польский король подписал договор с Россией.

3. Скульптура льва 16 века в итальянском дворике каменицы Корнякта.

4. Палатка с сувенирами в центре Львова. Магниты, матрёшки, вышиванки. И, конечно, Путин на туалетной бумаге. Рядом с иконами.

5. Везде продаётся множество национальных и бандеровских  флагов.

После прогулки по центру, опять же на трамвае, переехал в район вокзала. В столице Галиции два вокзала, находящихся недалеко друг от друга: Львов-Главный и пригородный. Первый принимает и отправляет поезда дальнего следования, пригородные дизеля и электрички переменного тока, а от второго в путь отправляются электропоезда постоянного тока — в сторону Закарпатья по двум направления и к польской границе — на Мостиску.

6. Район вокзалов. Неподалёку также рынок.

7. Здесь не так как в туристическом центре Львова, и в глаза бросается бедность людей, прежде всего, пожилых. Впрочем, попрошайничеством нередко занимаются молодые.

8.

9.

Мне нужен было в сторону Карпат, поэтому я пошёл на пригородный вокзал. Удивительно, но по дороге я умудрился встретить вчерашнего знакомца, с которым мы распивали пиво на площади Бандеры. Он переночевал на вокзале, а утром нашёл работу по раздаче рекламных листовок.

Придя на Львов-Пригородный, первым делом купил билет в уличной кассе и перекусил большим хотдогом, которые на Украине дешёвые и вкусные. Обычно я такую пищу не ем, но в путешествиях можно.

10. Пригородный вокзал Львова был построен относительно недавно — в 1996 году. Вообще же железная дорога во Львове появилась в 1861 году, и пришла она сюда из Вены — столицы Австрийской империи, к которой относилась Галиция.

11. В центре пассажирские платформы, слева — кассы.

12. В ожидании электрички на Сянки посмотрел небольшую и бесплатную железнодорожную экспозицию на одном из путей вокзала. Самым интересным экспонатом является танк-паровоз Ъ, построенный в Польше в 1933 году.

 

Тем временем на платформе отправления моего поезда собралось множество пассажиров, и я тоже поспешил туда. Проход на платформы Львова-Пригородного организован через турникеты, что нечасто встретишь на Украине.

Состав электропоезда Львов-Сянки подали минут за десять до отправления. Электричка была нестарая и с раздельными мягкими сиденьями. Сидячие места к моменту отхода поезда оказались почти все заняты. Рядом со мной устроился поддатый мужик лет 65-70 на вид, естественно, с желанием поговорить. В руках у него была какая-то сумка и обычный домашний веник. Как я потом понял, веника мужик стеснялся.

13. Электропоезд ЭПЛ2Т-007 построен в Луганске в 2002 году.

14. Салон

Присев напротив, он сразу же начал со мной разговаривать. Отвечал я не очень охотно и галичанин это чувствовал, каждый раз начиная разговор с обращения “пан” и извинений. Говорил он, само собой, на украинском, а услышав мой русский (нечасто русская речь звучит во львовской электричке) ещё более заинтересовался мной и выспросил откуда я. “Білорусів я поважаю!” — воскликнул он, узнав. Затем он рассказал, что ему сегодня исполнилось 55 лет (выглядит, повторюсь, старше лет на 10-15) и он возвращается домой в какое-то село под Львовом. Поинтересовался, не удивлён ли я его венику. “Обычный веник”, — пожимаю плечами. Но мужчина почему-то смущался, что он с этим веником.

Его нетрезвую речь я понимал процентов на 70 и потому нередко переспрашивал. На этом фоне разговор перешёл в языковую плоскость, и он попросил меня поговорить с ним на белорусском, чтобы сделать ему “приємно”.  Но помня ситуацию накануне, произошедшую в музее, я не повёлся на эту манипуляцию и ответил, что говорю только на русском, так как у нас практически все только на нём и говорят. Он заметно пригорюнился, но потом продолжил: “Ось ти поїдеш до Трускавця, і там не бійся, можеш спокійно говорити по-російськи, але тільки скажи, що ти з Білорусії! Білорусів у нас все поважають. А ось москалів …”. В этот момент он выдвинулся корпусом в проход между рядами сидений, сложил руки рупором и гаркнул на весь вагон:

ГЕТЬ МОСКАЛIВ!!!

И засмеялся. Я подумал, что с товарищем всё понятно и уже не помню, что он говорил дальше. Вскоре он вышел на своём полустанке. Это был второй и последний эпизод бытовой русофобии за всю поездку. Возможно потому, что большую её часть я провёл в Закарпатье, а не в Галиции.

За окном, тем временем, проносились всхолмлённые равнины Подольской возвышенности, густо засеянные крупными сёлами. В каждом селе было видно как минимум два храма. Нетрудно догадаться, что в большинстве случаев один из них принадлежал греко-католической церкви, а второй — православным Киевского патриархата или автокефальной церкви.

15.

От Львова до моей точки назначения — села Розлуч на электричке ехать чуть больше трёх часов. Эта одноколейная электрифицированная железная дорога, ведущая через Карпаты вдоль польской, а затем словацкой границы, строилась во времена Австро-Венгрии в несколько этапов. Участок по которому я ехал был построен в 1903-04 годах. На многих станциях здесь сохранились симпатичные вокзалы австрийской постройки.

16. Остановочный пункт Поречное

17. Станция Рудки

Примерно на половине пути проехали Самбор — районный город и железнодорожный узел на четыре направления. После него железная дорога идёт по долине Днестра — крупной реки Восточной Европы, протекающей по Западной Украине, Молдавии и Приднестровью, и заканчивающей свой путь в Чёрном море. В этих же краях Днестр начинается и сегодня мне ещё предстояло свидание с его истоком. Но об этом позже.

18. Станция Старый Самбор

За Самбором равнинная местность сменилась на предгорья Карпат, а за его предшественником Старым Самбором начались Восточные Бескиды — часть Карпат, и железная дорога, повинуясь рельефу, принялась вилять среди невысоких гор высотой до 700-800 метров над уровнем моря.

19.

Вот за окном проплыла старая деревянная колокольня Ясеницы-Замковой, ещё несколько километров и поезд останавливается в Розлуче — старинном горном селе Львовщины.  

20. Звонница Михайловской церкви в Ясенице-Замковой построена в 18 веке как церковь.

21. Вокзал станции Ясеница.

22. Остановочный пункт Розлуч.

23. Вид в сторону Львова.

comments powered by HyperComments