Глубокое. Город сгущёнки и виленского барокко

Опубликовано 13 октября 2017 года

Город Глубокое на западе Витебщины (ЖЖ) мне всегда представлялся этакой виртуальной границей между Русью и Западом, Белой Русью и Литвой. Ведь даже в бытность свою в Речи Посполитой он речкой Берёзовкой разделялся на две части, которые относились к разным воеводствам — Полоцкому и Виленскому. В наше время Глубокое известно сладкой продукцией местного молочноконсервного комбината — сгущёнкой, которая оспаривает пальму первенства со сгущённым молоком из Рогачёва на Гомельщине, а также двумя храмами в стиле виленского барокко, которые видны на заглавном фото. Но есть тут кое-что и ещё.

Я уже был в Глубоком в 2010 году, но лишь в самом центре и недолго — в составе автобусной экскурсии. В этот раз мы с Константином nord-ursus попали в Глубокое с запада — приехали по железной дороге (ЖЖ) из Постав (ЖЖ).

Станция Глубокое, которую я показывал в предыдущей части цикла, находится на юго-западной окраине города. И от неё к центру Глубокого мы минут двадцать шли среди частной застройки. Часто это традиционные деревянные белорусские хаты. В отличие от Постав окна этих домов уже иногда украшены простой деревянной резьбой, что является особенностью Восточной Белоруссии.

2.

Глубокое — типичный белорусский малый город.  Ухоженный, с кирпичной уездной и советской райцентровской застройкой в центре. Впрочем, в Российской империи Глубокое было лишь местечком Дисненского уезда, а в межвоенный польский период стало городом и центром Дисненского повета (аналог уезда). Как я уже писал во времена Великого княжества Литовского Глубокое делилось на две части, которые относились к двум разным воеводствам. Одной частью владели Корсаки — представители известного дворянского рода, возможно, чешского происхождения. Другой — Зеновичи, этот дворянский род происходит от сербов или молдаван, бежавших от турков в 14 веке. Ветви этих родов с тех же давних пор жили и в Московском государстве, там Корсаки известны под фамилиями Корсаковы и Римские-Корсаковы, а Зеновичи — Зиновьевы. Летопись города ведут с 1414 года.

3.

4.

5. Типовое советское здание райисполкома отражается в стекле современного супемаркета «Родны кут».

В центре Глубокого мы наткнулись на небольшую выставку советских тракторов под открытом небом. Возле каждого «железного коня» стояла табличка с ТТХ и надписью большим шрифтом сверху: «Сделано в СССР».

6.

7. Трактор МТЗ-5 «Беларусь»

8. Поизведён он, как ни странно, не на Минском тракторном заводе, а на днепропетровском «Южмаше». Завод известнен своими ракетами, но много лет выпускал и трактора «Беларусь».

9. Афиша кинотеатра и расписание гордоских автобусов.

Название городу дало озеро Глубокое, которое сейчас называется Кагальное. Город Глубокое — один из многочисленных озёрных городов Витебщины. Кроме Кагального есть здесь и более крупное озеро Великое, а рядом с городом располагаются ещё несколько озёр.

10.

11. Мемориал на братской могиле. Обратите внимание на ноги скульптур.

12. Рядом площадка с военной техникой и памятник воинам-интернационалистам. Это уже типовой мемориальный набор для белорусских городов.

Где-то здесь мы пересекли речушку Берёзовку и попали в часть города, принадлежавшую Корсакам. Здесь же расположены наиболее значимые глубокские достопримечательности. Центром этого района является бывшая рыночная, а позднее Кафедральная, площадь, которая теперь носит название 17 сентября — в честь похода Красной Армии по присоединению Западной Белоруссии к БССР в 1939 году.

На северной стороне площади возвышается Троицкий костёл, построенный в XVII веке и перестроенный в стиле виленского барокко в XVIII-м.

13.

14. Интерьер костёла.

15.

На южной стороне площади 17 сентября другой городской памятник виленского барокко — православный собор Рождества Пресвятой Богородицы, построенный в стиле сарматского барокко в XVII веке как Успенский костёл монастыря кармелитов. В 1735 году по проекту Иоганна Глаубица он также был перестроен в стиле виленского барокко, обретя высокие башни. Во время Отечественной войны 1812 года Наполеон квартировал в этом монастыре.

Собор стал православным в 19 веке, через некоторое время после того как был закрыт католический монастырь кармелитов. Впрочем, поляки в 1920-х годах православных отсюда изгнали и вновь православным он стал в позднее советское время.

16. На мой взгляд, перестройка не слишком удачная, поскольку костёл не получил должного изящества башен, свойственного стилю.

17. Вид на собор от Троицкого костёла.

18. Вид на собор со стороны. У храма четыре башни. Задний фасал сохранил черты сарматского барокко — гораздо более скромного, чем виленское.

19. До войны он выглядел вот так. Купол над средокрестием храма построили при перестройке в православный собор в конце 19 века. Во время Великой Отечественной войны он сгорел. Фото польского времени.

На самой площади, между храмами, ещё в 2010 году стоял памятник Ленину, такой же кривоногий как и скульптуры военного мемориала.

20. Фото 2010 года.

Но вскоре его убрали, и на этом пятачке соорудили Аллею знаменитых земляков с 7 памятниками.

21. Среди них, лично для меня, выделяется бюст известного советского авиаконструктора Павла Осиповича Сухого, который родился в Глубоком в 1895 году. В Беларуси я уже встречал три памятника этому человеку, а на въезде в Глубокое с южной стороны в его честь установлен самолёт-памятник Су-17.

22. Также можно отметить Элиэзера Бен-Иегуду, возродившему разговорный иврит. Он родился в соседнем Шарковщинском районе.

23. А этот персонаж для меня со знаком «минус». Вацлав Ластовский — националист, который «белорусизировал» личность польского повстанца Винцента Калиновского и фальсифицировал исторические тексты. Уважаем у современных «змагаров», как и создатель бело-красного-белого националистического флага Дуж-Душевский, который также родился в Глубоком. Вейшнория-с.

Осмотрев площадь, мы по улице Горького двинулись к восточной окраине города — на кладбище «Коптевка».

24.

25. Деревянный дом на ул. Горького, одна из стен которого кирпичная.

26. И ещё один с такой же особенностью.

На кладбище «Коптевка», куда мы пришли, доминирует скромная каменная Ильинская часовня конца XVIII века.

27.

Однако, главным интересом этого кладбища является колонна, установленная в честь Конституции Речи Посполитой от 3 мая 1791 года, которая фактически делала сие государство унитарным, упраздняя принцип унии. Действовал этот закон недолго, до 1793 года, а спустя пару лет в лету канула и сама Речь Посполитая.

28. Теперь на колонне живут аисты.

29. Встретилось на «Коптевке» и польское военное кладбище времён Советско-польской войны.

Ещё одной интересностью кладбища является могила Фердинанда Мюнхгаузена — пример того, как фактически на пустом месте создать новую городскую достопримечательность, пользуясь сходством фамилии погребённого с известным литературным персонажем. Могила была распиарена на всю страну. Впрочем, реально существовавший барон Карл Фридрих Мюнхгаузен, как и персонаж, служил в русской армии — относительно недалеко отсюда, но в другое время.

30. Этот «Мюнхаузен» умер в 1878 году.

31. Рядом с кладбищем известному литературному персонажу поставили памятник.

Времени до автобуса в Шарковщину — нашу следующую цель — оставалось немного и мы поспешили на автостанцию.

32. Мимо глубокских бабушек…

33. И запасов лука.

На автостанцию мы заходили и перед прогулкой по городу — пытались оставить рюкзаки в камере хранения. Но кассирша не очень вежливо ответила, что камеры нет, потом добавила, что мест в ней нет. Это был единственный раз, когда в этой поездке рюкзаки на автобусной станции пристроить не удалось. В Поставах и Миорах камеры хранения не было, но рюкзаки нам предлагали оставить в комнатах кассира.

Поев сдобных булок и послушав белорусскую речь бабушки-сельчанки, также ожидавшей автобус, мы уехали в соседний райцентр Шарковщина. О нём в следующем рассказе об этом августовском путешествии. Спасибо за внимание!

comments powered by HyperComments