Поставы

Опубликовано 12 сентября 2017 года

После обзора запада Витебской области (ЖЖ), расскажу о трёхдневном путешествии по этому региону с Константином Карташовым, которое было предпринято в середине августа.

Изначальной идеей нашего путешествия было посещение  железнодорожных тупиков у границ с Евросоюзом — Лынтуп и Друи. Все остальные точки первоначального маршрута лишь связывали эти два места. Но судьба распорядилась иначе… Лынтупы и Друя находятся в пограничной зоне для пребывания в которой иностранцам нужно получать пропуск в Пограничном комитете. Поскольку Константин — гражданин России, мы рассчитывали, что он легко сможет получить этот «аусвайс» в Минске. Правда, требований погранцов для получения документика заранее и внимательно мы не изучили, а там, помимо оплаты пошлины, нужно и бумажку о целях посещения погранзоны предоставить, и загранпаспорт. Ни того, ни другого у Кости не было, что не помещало ему смело отправиться в погранкомитет в Минске и сразу получить «от ворот поворот». Наши планы стремительно рушились, но Константин предложил следовать по изначальному маршруту только без начальной и конечной точек — Лынтуп и Друи. Таким образом, начали мы с Постав, проехали и прошли через Глубокое, Шарковщину, Браслав и сёла Браславщины, а закончили в Миорах. В Лынтупах и Друе я побывал в одиночестве двумя неделями позднее.

Как я уже рассказывал в обзоре Западной Витебщины, край этот лежит вне железнодорожных магистралей, но добраться туда железной дорогой всё-таки можно и из Витебска, где живу я, и из Минска, где находился Константин. Мы отправились туда почти одновременно с двух сторон и в разных поездах, но по прибытию в Поставы оказались в одном вагоне на соседних местах. Как так получилось, спросите вы?

Вечером я выехал из Витебска поездом Витебск-Минск, идущем через Полоцк, в прицепном вагоне Витебск-Лынтупы. Костя почти в это же время сел на парный моему поезд Минск-Витебск в прицепной вагон Минск-Друя.

2. В Полоцке мой поезд №626 Витебск-Минск меняет направление, для этого локомотив переходит в другой конец состава. Соответственно меняется и кабина тепловоза. Её стёкла и протирает помощник машиниста (или сам машинист). Рядом стоит поезд «Калининград — Санкт-Петербург».

В два часа ночи на станции Крулевщизна, где начинается глухоманная железная дорога в Лынтупы и Друю, наши поезда встретились. Их уже ждал здесь третий поезд — Лынтупы-Крулевщизна с одним вагоном из Лынтуп и двумя прицепными из Друи. И вот всеми этими прицепными вагонами стали играть в футбол, как потом подметил Константин. От моего поезда отцепили вагоны в Лынтупы и Друю вместе со мной, а поезд Кости лишился вагона Минск-Друя, в котором ехал он сам. Взамен поезд Витебск-Минск получил вагон Друя-Минск, а поезд Минск-Витебск подрос на два вагона из Лынтуп и Друи. К трём часам ночи игра была окончена и поезда разбежались по сторонам. Мы уже ехали на одном поезде, но всё ещё в разных вагонах. На станции Воропаево, где начинается железнодорожная ветка к станции Друя, от нашего трёхвагонного поезда отцепили два вагона в Друю, и в этот момент Костя, наконец, пересел в мой вагон — на заранее купленное соседнее место. Эта пересадка в 4 часа утра понадобилась, потому что беспересадочного вагона из Минска в Лынтупы не предусмотрено. Ехать вместе в поезде из тепловоза и одного вагона нам оставалось полчаса, по истечении которых мы прибыли в районный город Поставы.

Поставы — крупнейший город Западной Витебщины, но здесь живёт всего 20 тысяч человек. Официально летопись города сейчас ведут с 1409 года, когда князь Витовт перевёл деревню Посадник в разряд местечек с новым названием Поставы. В Великом княжестве Литовском Поставы пребывали в Ошмянском повете Виленского воеводства, лишь в 1791 году получив статус города и став центром новообразованного Завилейского повета. В 1793 году, после второго раздела Речи Посполитой, город оказался в Российской империи, где стал центром уезда. Вскоре, правда, Поставы лишились статуса города и были лишь центром волости в Дисненском уезде Виленской губернии. В 1897 возле местечка прошла узкоколейная железная дорога, так называемый, Свенцянский подъездной путь. Позже её продлили до Крулевщины и перешили на широкую колею.

В межвоенный период Поставы находились в составе Польши, где вновь обрели статус города. После присоединения Западной Белоруссии к БССР, Поставы — центр района, сначала, Вилейской, затем Молодечненской, и с 1960 года — Витебской области.

3. Типовой сталинский вокзал в Поставах.

На часах чуть больше пяти утра и уже почти рассвело. Ещё немного прохладно, но день обещал быть солнечным и тёплым. Железнодорожная станция находится в отдалении от центра Постав, и чтобы не таскать по городу рюкзаки с палатками и остальным походным добром, мы оставили их на безлюдной автостанции недалеко от вокзала. На автостанции с советских времён не было реконструкции и здесь отсутствовала камера хранения, но кассир предложила нам оставить вещи у неё в комнатке, чем мы с благодарностью и воспользовались.

4.

5. Ещё советская схема маршрутов по Поставщине.

6. Письмена на скамейках автовокзала тех времён, когда существовала Латвийская ССР, когда туда и оттуда можно было ездить свободно, без виз и таможенных досмотров на границе. Именно тогда я единственный раз побывал в Латвии, в городе Резекне, где жили родственники. От Постав до Латвии около 90 км дорог.

По Вокзальной улице и налегке мы отправились в центр города. Здесь, как и почти везде в Поставах, преобладала одноэтажная усадебная застройка.

7. «Только синь сосёт глаза…» Если бы не вокзал, эту улицу можно было назвать Синей, так много синего цвета на стенах домов, заборах и прочем уличном обустройстве бросалось в глаза.

8.

9.

10. Синий цвет немного разбавлял двусмысленный красный.

11. На Красноармейской улице, которая ведёт прямо в центр, часто встречаются кирпичные одноэтажные дома, построенные то ли в польское межвоенное время, то ли ещё во эпоху Российской империи. Уже чувствовалось, что это не деревня, а, как минимум, местечко — именно этим типом населённых пунктов были Поставы перед революцией.

12. Евромагазин.

13.

14. Некоторые жители города успешно борются за звание дома высокой культуры быта.

15. Конструктивистские черты подсказывают, что этот дом из польского межвоенья.

16. Наконец, начинается центр Постав. На фото дом культуры — уже советский и послевоенный (?).

17. На этой же улице (вид в обратную сторону) типовая послевоенная баня.

18. Впереди виднелась православная церковь св. Николая.

19. На утренних улицах было пустынно, лишь иногда мимо проезжали одинокие велосипедисты.

20. Наконец вышли на мост с которого открылся вид на пруд на реке Мяделка и самую яркую достопримечательность Постав — костёл св. Антония Падуанского. К костёлу мы подошли на обратном пути (об этом ниже).

21. За мостом здание водяной мельницы второй половины 19 века. Вероятно, именно эта мельница (точнее, её предшественница) и сыграла главную роль в образовании Постав, да и дала городу название.  Как известно, постав это два жернова, перетирающих зерно на муку, а у больших мельниц их было несколько, отсюда и поставы. Кроме того, для водяной мельницы необходимо строительство плотины на реке, образующей пруд или, иначе, став, ставок. Пруд на реке Мяделка очень большой и рассекает Поставы на две половины. Большую его часть видно на заглавном фото.

22. На здании мельницы была обнаружена такая доска о местной победе русской армии в Первую мировую войну.

23. Наконец выходим на главную площадь Постав — Ленина. Как часто раньше бывало, центром местечек и городов являлась рыночная площадь. Рынком была и площадь Ленина, но в советское время её функция изменилась на мемориально-административную. Теперь здесь памятник Ленину, смотрящий на райисполком.

24. И сквер с братской могилой солдат Великой Отечественной.

25. Обрамление площади, впрочем, сохранилось дореволюционное. В первую очередь это Николаевская церковь 1894 года, построенная в неорусском стиле.

26. По периметру пл. Ленина стоят дома конца 18 века, которые имеют свои названия. Это, например, дом врача (слева) и дом ремесленника.

27. Слева заезжий дом (гостиница), а справа также дома ремесленников. Интересно, что такие дома ремесленников часто строились в довольно однотипной манере во многих городках Речи Посполитой. Нередко у них была только одна кирпичная стена — главного фасада, а остальные стены были деревянными. Такой строительный приём иногда можно наблюдать и у более поздних построек Западной Белоруссии.

27а.

28. Есть на площади и здания советской типовой архитектуры — кинотеатр и универмаг.

29. Объявление на остановке. В Поставах несколько маршрутов городского автобуса.

30. На площади удалось запечатлеть и редкий ныне советский микроавтобус РАФ-2203.

На задворках площади сохранился постамент памятника у захоронения польских солдат, погибших в советско-польскую войну. Но мы по него не знали и не искали его.

31. Далее наш путь лежал к кладбищу. Городской автобус в Поставах.

32. Улица 17 сентября, наверное, есть в каждом западнобелорусском городке как память о дне 17 сентября 1939 года, когда Красная Армия начала операцию по присоединению польских Восточных Кресов — Западной Белоруссии и Украины к БССР и УССР (и СССР, естественно). Этот момент истории и его последствия, как обычно, очень неоднозначны. Кому-то он позволил выжить или прожить ещё два-три года года жизни, как многим местным евреям, избежавшим нацистских гетто. Кто-то оказался в сталинских лагерях или был расстрелян НКВД. Посмотреть на 17 сентября можно с очень разных ракурсов. Но с точки зрения белорусской государственности (большим сторонником которой никогда себя не считал) и развития белорусов как нации это всё же положительный момент истории. Глядя из дня сегодняшнего. Но многими националистами он трактуется однозначно негативно.

Таблички с названиями улиц в Поставах почти все на русском.

33. Старое городское кладбище, преимущественно, православное. Но есть тут, например, и могила коммуниста, павшего «от рук классового врага» в 1948 году. Возможно, он погиб от рук какого-нибудь «лесного брата».

34. Похоронены здесь и католики.

35. А это, судя по кресту, могила староверки.

36. Доминирует на голом бездеревном (ох и моду завели на западе Беларуси) некрополе небольшая часовенка. По виду — католическая.

37. Дома на Октябрьской и Комсомольской улицах.

38. Советская улица ведёт на юг города.

39. Рядом, между прудом и заболоченной протокой, городской парк, называемый «Гарбарка».

40.

41. Памятник-грузовик ГАЗ-51 возле городской автоколонны.

42. По Советской вышли к другой важной достопримечательности города — дворцу Тизенгаузов, возведённому на рубеже 18-19 веков. Сейчас здесь городская больница.

43. Константин Тизенгауз (часто Тызенгауз) — польско-литовский магнат немецко-балтийского происхождения. Будучи патриотом Польши, во время Отечественной войны 1812 года вместе с братом воевал на стороне Наполеона против русской армии. После поражения французов жил во Франции и Германии до амнистии поляков, воевавших на стороне Наполеона, Александром I. После этого не только смог вернуться на родину, но и получил обратно своё имение. Птички у ног скульптуры — дань его научному увлечению орнитологией.

Константин был внучатым племянником Антония Тизенгауза, известного политического деятеля Великого княжества Литовского. Он внёс в развитие Постав большой вклад: создал в городке ряд мануфактур, построил архитектурный ансамбль из домов ремесленника на рыночной площади и проч.

44. Дворец построен в модном тогда стиле классицизма.

45. Дворцовый, а теперь больничный, парк украшен фонтаном со скульптурами и вот такими необычными пирамидами из зеркал. По всей видимости они воссоздают то, что было здесь при Тизенгаузах.

46.

47. После осмотра дворца, мы прошли по мосту на другой берег пруда и двинулись по улице Гагарина обратно в центр. На берегу устроена площадка с военной техникой и памятником воинам-интернационалистам. В последнее время подобные объекты появляются во многих районных центрах Беларуси.

Вертолёт Ми-8. Авиация на этой площадке, а кроме «вертушки» здесь есть и истребитель МиГ-23, напоминает о том, что возле Постав в советское время действовал военный аэродром.

48. Необычный катамаран, сделанный, судя по всему, из авиационных подвесных топливных баков.

49. Улица Гагарина, в основном, застроена одноэтажными деревянными домами. Среди них попался и вот такой образец деревянного конструктивизма, возведённый в межвоенное польское время.

50. А это традиционные хаты для этих мест.

51.

52. Улица Гагарина продолжилась небольшой Набережной улицей, на которой сохранилось булыжное мощение. Замыкал улочку красивый неоготический костёл св. Антония Падуанского, построенный в самом начале 20 века.

53.

54. В соседнем здании (явно относящимся к костёлу) как раз собирались люди, в основном, молодые девушки.

55. В предыдущий раз магазин с названием «Волжанка» видел в центре закарпатского города Хуст.

56.

57. Так и вернулись к вокзалу. Не хватило времени осмотреть военные городки — 5-й (РВСН) и 6-й (авиаторов). В советское время возле Постав, кроме авиабазы, были и пусковые шахты баллистических ракет средней дальности Р-12 (шахты сохранились). Теперь здесь только пограничники.

В следующей заметке этой серии напишу про железные дороги Западной Витебщины.

 

 

comments powered by HyperComments