Через Париж в Глубокое

Опубликовано 22 сентября 2017 года

После осмотра Постав (ЖЖ-версия) мы с Константином вернулись на вокзал, забрав рюкзаки на автостанции. Впереди нас ждал город Глубокое, соседний райцентр. Примерно через полчаса прибыл наш пригородный поезд Лынтупы-Крулевщизна. Этот поезд довольно уникален для Беларуси, его нельзя назвать ни электричкой, ни даже обычным дизель-поездом. Поезд с диавольским №6660 состоял из старенького тепловоза М62 и плацкартного вагона — это был тот же самый состав, которым мы приехали в Поставы. Только тогда он был поездом дальнего следования, а теперь, обернувшись в Лынтупах, стал пригородным. Пригородных поездов из тепловоза и плацкартного вагона (или вагонов) на Белорусской железной дороге больше нет, тем он и уникален. В России и на Украине такие пригородные встречаются чаще.

2. Кто-то выходит, а кто-то садится.

Сели в поезд, нас сразу узнала проводница. «Что, уже обратно?» Да, дорога зовёт. И попыхтели в Глубокое. Ехать немногим более часа. Часть этого времени мы провели в нерабочем тамбуре, откуда через окно в торцовой двери открывался хороший вид на убегающую вдаль колею.

3.

4. Переезд

Эта часть ныне тупиковой железной дороги была построена в 1895-97 годах. Изначально дорога, которая называлась Свенцянский подъездной путь, была узкоколейной. Весьма вероятно, что это была первая в России узкоколейная железная дорога колеи 750 мм. Начиналась дорога от станции Свенцяны (позже Новосвенцяны, а сейчас Швенчёнеляй в Литве) Петербурго-Варшавской железной дороги и, проходя через Лынтупы и Поставы, достигала станции Березвечь (сейчас Глубокое).

Во время Первой мировой войны в этих местах проходил фронт, и в 1915 году участок от Постав до Глубокого, по которому мы ехали, был перешит русскими войсками на широкую колею для военных нужд. В следующем году, 1916-м, они же закончили продление этой линии от Глубокого до ст. Сеславино (теперь Крулевщизна) на Бологое-Седлецкой железной дороге.

5. Свенцянский узкоколейный подъездной путь на немецкой карте 1918 года. Участок от Глубокого до Крулевщины ещё не обозначен.

Наш старенький локомотив дымил как паровоз, да и гудки издавал очень похожие на паровозные. А старые телеграфные столбы, с блистающими на солнце проводами между ними, дополняли впечатление далёких паровозных времён. Но паровозное движение здесь отменили ещё в 1970-х годах.

6.

Поезд останавливался у каждого столба, как и положено приличному пригородному. Остановочные павильоны на линии просты и неказисты.

7.  Остановочный пункт Жефарово.

Через полчаса достигли станции Воропаево. В 1933 году Воропаево стало железнодорожным узлом — отсюда начинается ветка на Друю, построенная поляками.

8.  Западная горловина ст. Воропаево.

9. Вокзал станции Воропаево — привычного типового сталинского проекта.

10. Дежурный по станции помогает нашему отправлению.

11. Ещё одна «Машка» (тепловоз М62) , но с грузовым составом.

11. Несмотря на тупиковость здешних железных дорог, грузовое движение на линии присутствует.

11а. Ответвление на Друю.

Ещё через через двадцать минут движения под звуки «паровозного» гудка мы прибыли в Париж. Да, остановка называется Новодруцк, но деревня при ней одноимённа французской столице. В белорусском Париже есть и своя Эйфелева башня, построенная лет десять назад. Но из поезда она не видна.

12. О. п. Новодруцк. Капитальный советский павильон заброшен, вместо него маленькое железобетонное сооружение.

13. Молодой парижанин.

14. И пожилой месье.

15. Остановка Веретеи. В советское и раннее постсоветское время на хуторе Веретеи жил известный народный целитель Долман — Михаил Доломанов. Он был представителем целой династии знахарей, происходившей из Воронежской губернии. К Долману приезжали со всего Советского Союза. Была у него и первая женщина-космонавт Валентина Терешкова. Говорят, после её визита здесь стал останавливаться поезд Витебск-Вильнюс (позже сокращённый до Лынтуп). В детстве познакомился с Долманом по причине болезни и ваш покорный слуга. Лечил он заговоренной водой из собственного колодца и лично мне это не помогло. В 1990-х дед Михаил умер, а вместо него людей начал принимать его сын Сергей, который скороспостижно скончался в 2007 году. Тогда дело продолжала пожилая дочь Михаила. Не знаю, занимается ли кто-нибудь целительством там сейчас, но в Веретеях этот поезд не останавливается.

16. Шарабаи и…

17. …мы приехали в Глубокое. Изначально станция называлась Березвечь, по названию соседнего древнего села (когда-то местечка, а теперь части Глубокого). Вокзал в Глубоком достаточно новый и необычно большой для 19-тысячного города, не являющегося железнодорожным узлом.

18. Большая часть пассажиров вышла в Глубоком вместе с нами, а их места заняли пассажиры из Глубокого, едущие в сторону Крулевщины.

19. Последний снимок станции и…

..и мы отправляемся исследовать город Глубокое. Об этом в следующей части цикла.

А напоследок небольшое видео, которое отчасти передаёт атмосферу этой железной дороги.

comments powered by HyperComments